Живое Мышление

живое мышлениеВ моём городе не больше зелёного, чем во всяком другом.  Тут всё дело … в зелёных очках, которых никогда не снимают мои подданные.

Волшебник Изумрудного города, А. Волков.

При осмыслении выдвинутой гипотезы о парадоксальном происхождении человека и мироздания обнажается потребность в ином мышлении, способном выходить за границы самого себя. С детства человек привыкает жить в соответствии с теми представлениями о реальности, которыми его снабдили взрослые люди. Эти представления помогают ориентироваться в мире, иметь хоть какую-то опору, но часто оказываются шаблонными, стандартными, рассчитанными на большинство. И даются маленькому человеку как данность, как то, что очевидно и не подлежит сомнению. В такой готовой картине мира всё знакомо, понятно, закончено раз и навсегда до него и за него. Не нужно больше ничего открывать самому, создавать заново, по-своему.

8В итоге собственное мышление оказывается не задействованным, мёртвым. Ограниченность и окостенелость – становятся его главными чертами.  С таким мышлением человек со временем оказывается не способным увидеть, познать невидимое, породить новое. Ему уже не нужна истина, достаточно видимости. Эта видимость заслоняет от него само видимое. Привычка ограждает от загадок и тайн. Человек становится слеп, глух, невосприимчив. Ни разу не задумавшись, откуда, что взяло начало, ни разу не задав себе настоящего и правдивого вопроса, на который нет готового ответа, человек начинает считать само собой разумеющимся мыслить так, как его научили.

     Устройство данного мёртвого мышления таково, что оно всё время стремиться сохранить стабильность и отсечь то, что содержит в себе потенциал существенно нового. Оно анализирует входящую информацию, фильтрует её, принимая то, что соответствует своему ограниченному представлению о реальности и о себе, а то, что противоречит устоявшемуся образу, не вмещается в него, не понимается — отбрасывает как не существующее, отрицает его наличие. Иное и непривычное становятся ненужными, к ним не прилагаются усилия, чтобы разглядеть и постичь, напротив, оно начинает представлять угрозу, так как, во-первых, способно пошатнуть сложившийся образ мира и себя, а во-вторых, пугает и тревожит своей неизвестностью. Поэтому человек не только не замечает его, но и начинает сопротивляться ему, защищаться, становится враждебным. Механизм самообмана таков: если новое и живое всё же прорывается в область осознания, и просто так от него не избавится, нужно втиснуть его в уже имеющиеся готовые понятия, подставить под прежние схемы и категории. То есть выбрать: это — то, или это, или вот это третье, надо же это как-то для себя объяснить, да ещё и тревогу унять. В итоге непривычные, непознанные, живые стороны внешнего мира и себя становятся недоступными.

Очевидно, необходимо иное, живое мышление, позволяющее преодолевать свою ограниченность, смотреть на реальность заново, по-новому, как в первый раз.9 Настроив данный инструмент, человек начитает испытывать страх и трепет, не потому, что что-то изменилось во внешнем мире, не потому что, в ней появились страшные и трепетные вещи. Нет, реальность осталась такой же, как и была, но сам человек становится способным видеть  то, что он не замечал ранее глубже и шире, не замыленным привычкой взглядом, то есть сам становится живым и мир вокруг себя видит живым.

Рассмотрим основные особенности данного живого мышления и его отличия от мёртвого.

Первая такая особенность – способность подвергать сомнению, казалось бы, очевидные вещи и мыслить самому, оставаясь открытым новому, тайнам бытия. 10Живое мышление очищено от всего чужеродного и наносного. Вместо готовых представлений оно оставляет пространство для неведомого и неожиданного, открыто ему. Для человека с мёртвым мышлением, напротив, всегда присутствует нечто вроде предубеждения: предшествующее знание, представление, образ, мысль.  То, что уже присутствует до его собственного акта мышления. Пелена, которая заслоняет истину. Чужие очки, данным ему в пользование и замещающие его собственные глаза.

Случается иногда так, что какое-то внешнее событие вдруг разрушает упорядоченность нашей картины мира. Образ распадается, заученные представления  отслаиваются, и человек, отступая от них в сторону, становится один на один с миром в его чистом виде.  В этой ситуации нельзя уже полагаться на чужое, поверхностное знание, полученное в готовом виде извне, она требует исключительно нашего личного участия, со всей нашей глубиной, нас целиком. В этой точке, хотя бы на мгновение забыв о том, что он знал заранее о себе и о мире, он может открыться и расширить своё сознание, выйти за пределы себя, допустив то, что врывается в нашу жизнь словами философа М. К. Мамардашвили как «нож реальности, неожиданно поражающий наше сердце в момент разглядывания облаков» (Психологическая топология пути, М. К. Мамардашвили, стр. 449).  Т.е. настоящая реальность, не вписывающаяся в созданный нашим умом (а чаще и не нашим умом) проект мира, пронзает нас как нож, пока мы бродим в границах этого проекта, прикидывая своим рассудком только те варианты жизни, которые входят в него и считаются нами реально возможными, мыслимыми – а другими словами – пока мы витаем в облаках. Так вот человек с живым мышлением способен допустить, что реальность может настолько отличаться от наших представлений о ней, что способна поразить нас как гром среди ясного неба, и мы должны быть готовы к возможности этого грома и молнии, приняв возможность их существования.

Например, согласно гипотезе парадоксального происхождения человека и мироздания, человек смог и может создать наш мир, и самого себя. Но что такое наш мир? Человек с обыденным мышлением воспринимает этот мир как внешний, существующий объективно и независимо от человека. 11Но вне нашего сознания этот мир не существует. Без сознания нет и мира. Таким образом, мы можем подвергнуть сомнению его существование. Ведь нет никаких доказательств того, что он есть. А если мир может не существовать объективно, и он может быть совершенно не таким, каким нам кажется, каким мы его воспринимаем, то и создание мира означает тогда создание чего-то совсем другого.

Здесь мы подходим к следующей особенности живого мышления, которая связана с такими понятиями как возможное и невозможное. Человек с живым мышлением осознаёт, что если он в настоящем времени в своих представлениях не может аналитически отыскать возможность чего-либо, то это вовсе не значит, что что-то невозможно. Круг возможностей, которые мы можем себе представить всегда уже настоящих. Если бы люди из прошлых столетий попали в наше время, то сегодняшние научные открытия и привычная для нас техника показались бы им чудом.
14Ведь многое из того, что в прошлом считалось чем-то на грани фантастики, стало сегодня обыденной реальностью. Нас уже не удивишь ни полётом в космос, ни паровозом, ни мобильным телефоном, а ведь не так давно это казалось лишь плодом воображения писателей-фантастов.  Ограниченное мёртвое мышление отвергает то, что нельзя представить, установить логически, то, с чем нам ещё не приходилось встречаться. Человек с таким мышлением, не просто не осознаёт, что привитые культурой и нами самими ограничения сознания, не дают охватить возможностей действительности, но напротив, хватается за них, как наркоман за дозу, которую у него пытаются отнять. Он ослеплён и убеждён, что знает мир от и до, и что ему-то уж точно известно всё. Неудивительно, что многие великие прозрения человечества поначалу встречались в штыки. Даже многие выдающиеся учёные в своё время объявляли сегодняшние открытия невозможными. Некогда физик Лорд Кельвин утверждал, что летательные аппараты «тяжелее воздуха», такие как самолеты, никогда не взлетят, что рентгеновские лучи – это мистификация. Эрнест Резерфорд, открывший атомное ядро, отрицал возможность создания атомной бомбы. И такие заявления можно перечислять и перечислять.

Ещё одна отличительная особенность: ограниченное мёртвое мышление ориентируется на прошлое и настоящее, на то, что человек уже знает и может предположить. Эти времена являются определяющими для него. 15Человек с живым мышлением принимает во внимание  прошлое, настоящее и будущее, способен воспринимать время целостно. Он осознаёт, что истинное будущее не составляется из прошлого, из того, что было и есть, что можно ожидать, а представляет собой нечто вроде прорыва, открытия. Это новый шаг вперёд, шаг который мы не совершали ранее. Создание новой реальности, новой жизни, совершенно отличной от того, что было. Это прогресс, произошедший в результате наших собственных индивидуальных усилий и осуществившихся в нас изменений. И эта новая жизнь такова, что на раннем этапе, пока она не существовала, мы не можем её знать наверняка, и даже иногда не можем помыслить, она для нас тайна. Но мы в настоящем уже должны учитывать это неизвестное будущее, считаться с ним, держать его в сознании и даже ту его особенность, что оно для нас пока непостижимо. Держать в сознании будущее означает осознавать, что в реальности и в нас самих есть вещи, для которых нет эквивалента в наших представлениях, нет слов, нет названий, нет обозначений.  Это область таинства, темноты, абсолютно новое. То, с чем можно столкнуться, не зная чего от этого ожидать.

Четвёртая особенность живого мышления – активность и инициативность.
18-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8fЧеловек с таким мышлением ориентируется не на выбор, который ему предлагает мир, а на создание возможностей новых выборов. Самый простой пример – выбор профессии. Выпускнику предлагается выбрать себе профессию из определённого перечня. В представлении человека с мёртвым мышлением этот перечень, так же как и существующий у него образ мира, готов и окончателен. Выпускнику даже не может прийти в голову, что та профессия, в отношении которой он смог бы сказать «Это моё!», в которой он смог бы воплотиться во всей полноте,  ещё не существует, и что её может быть предстоит открывать и творить ему самому. Но «мёртвое» мышление ориентированно лишь на выбор между уже существующими альтернативами, на то, что вам предложат другие, нежели на создание новых собственных выборов, новых возможностей. Человек с живым мышлением осознаёт, что возможность создать свой собственный подлинный путь есть, даже если в настоящий момент отсутствует представление о нём и сотворить эту новую возможность способен он сам, своей инициативой,  личным уникальным вкладом и усилием.

Рассмотрим инициативность и активность мышления и на другом примере. На протяжении всего своего существования, человечество задаётся вопросом: есть ли жизнь после смерти?  Кто-то смиряется с неизвестностью, кто-то убеждает себя, что душа со смертью перестаёт существовать навсегда, кто-то верит в загробную жизнь, некоторые сталкиваются с личным опытом отделения от тела и присутствия в ином виде во время клинической смерти. Но если осознать в себе начало активное и инициативное, то теоретически существует возможность узнать, есть ли жизнь после смерти. Каждый человек рано или поздно умирает. Если жизнь после смерти есть, человеку пережившему смерть, достаточно дать знать о себе заранее оговорёнными знаками. Конечно, вслед за этим встают вопросы другого уровня, такие как: стоит ли вообще это делать, да и кто захочет участвовать в таких нелепых и пугающих опытах? Но здесь речь идёт о демонстрации инициативности и активности живого мышления, даже в той ситуации, когда что-то принято считать невозможным.

Последняя особенность живого мышления связана с понятием личной ответственности. Если человек сам мыслит, проявляет инициативу, принимает активное участие в создании нового будущего, то и ответственность ложиться на него своим тяжким бременем. Живое мышление позволяет принимать свою ответственность, выдерживать напряжение вызванное ей. В то время как мёртвое мышление завуалированно диктует нам: «Не живи!», вселяя страх и заставляя человека сбегать от жизни и от самого себя. Мёртвое мышление оказывается палачом жизни. Вводя человека в заблуждение, обманывая, что ответственности можно избежать, оно побуждает совершать психологическое самоубийство. Тем не менее, отказ от своих возможностей, от себя и существование пассивное, предполагает не меньшую ответственность и плату за это. Страх ответственности есть страх живой жизни, той которую нельзя предсказать и проверить заранее. Ведь предсказать можно лишь жизнь мёртвую, ту, которая уже была, которую мы знаем. Мёртвое мышление, основываясь на чужом прошлом опыте, рисует нам определённую картину будущего, не учитывая неизвестный потенциал жизни и наш потенциал. Этот гипотетический образ определит то, какие именно будут приняты решения, совершены действия. Однако принимая непривычное для себя решение, проявляя инициативу и выходя за границы себя и своей обыденной жизни, взору человека может открыться иная область видения, иная действительность, до этого несуществующая для него, и способная породить перемены не только во внешнем мире, но и во внутреннем. Живое мышление открывает нам обратный закон: не сначала знаем себя и мир, а потом реализуем, а на самом деле, мы реализуем, чтобы узнать мир и себя и чего мы на самом деле хотели.  Кроме того, живое мышление позволяет воплощать себя, свои энергии, своё творческое начало в уникальных формах, изобретённых нами самими же. Не отказ от жизни, а тобою же изобретённая форма реализации себя является способом контроля и нашей ответственностью. Освободившись от рабства убивающего нас мышления, возможно встать на иной путь, пробуждающий и оживляющий. Путь, открывающий нам иные возможности подлинной жизни с её переменами, движением и развитием.

© Огурцова Юлия, 2016 г. Все права защищены.


Читать далее:

Подписаться на новые статьи

[wysija_form id=»5″]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *